Малкин С.А. О подготовке духовно-учебной реформы 1808-1814 годов

Текст доклада, прочитанного на  Кадашевских чтениях 14 декабря 2012 года.

В царствование Екатерины II трижды предпринимались попытки реформировать духовное образование в России. Синод писал всеподданнейшие доклады с предложениями о реформировании, по которым не принимались решения. О предложениях 1777 года я уже рассказывал на X Кадашевских чтениях[1]. Последняя попытка реформы не состоялась в связи со смертью императрицы. Некоторый сдвиг в этой области произошел в царствование Павла I, который издал два указа. Первый – указ от 18 декабря 1797 года о преобразовании Петербургской Главной семинарии и Казанской семинарии в Академии[2].

Второй – указ 11 января 1798 года о преподавании в этих Академиях[3]. В частности, в указе 1798 года впервые было сказано, что вся Россия делится на 4 округа, во главе которых стоят Академии, а семинарии должны присылать в эти Академии лучших своих учеников на доучивание. Но никакой обратной связи между Академиями и подчиненными семинариями не было предусмотрено.

В начале царствования Александра I в 1803-1804 годах была произведена реформа народного образования. Следом за этой реформой начался процесс подготовки реформы духовного образования, о ходе которого пойдет речь в этом докладе.

Первенствующий член Святейшего Правительствующего Синода, митрополит  Санкт-Петербургский и Новгородский Амвросий (Подобедов), доложил Александру I о недостаточном финансировании духовного образования, о том, что нужно саму систему в целом реформировать. Император распорядился, чтобы Синод подготовил предложения. Синод составил указ митрополиту Амвросию о том, чтобы он подготовил предложения по реформе, сообразуя их с мнениями членов Синода, а также Киевского и Московского митрополитов и Казанского архиепископа, т.е. с архиереями, в чьих епархиях находились Академии.

Во исполнение указа[4] митрополит Амвросий разослал письма к архиереям, с требованием прислать отчеты об учебных планах и штатных расписаниях своих Академий и семинарий[5]. Эти подготовительные материалы хранятся в Институте рукописей Национальной библиотеки Украины им. В.И. Вернадского. К началу 1805 года ответы архиереев были получены. К ответам архиереев были приложены отчеты ректоров соответствующих духовных академий и семинарий. Митрополит Амвросий добавил отчет Петербургской духовной академии и свой старый отчет 1776 года, когда он еще был ректором Московской Славяно-греко-латинской академии[6].

Обработку присланных материалов и подготовку проекта реформы митрополит Амвросий поручил своему викарию Евгению (Болховитинову), епископу Старорусскому. Владыка Евгений в своем письме от 7 декабря 1804 года к воронежскому приятелю Василию Игнатьевичу Македонцу писал: "Митрополит зовет меня на святки в Питер, для совету о затеваемой реформе Духовных Академий. Еще в прошлом году натолковал я ему сию идею, а он только в прошедшем ноябре доложил Государю, и ему велено сделать предначертание"[7].

С 28 декабря 1804 по 8 марта 1805г. епископ Евгений находился в Санкт-Петербурге и можно предположить, что неоднократно обсуждал с митрополитом Амвросием свой проект. Владыка Евгений подготовил два документа. Один из них – историческая записка о духовном образовании в России[8], и второй – проект усовершенствования духовных училищ. О готовности этих документов было доложено императору. Александр I вызвал епископа Евгения во дворец и заслушал его устный доклад. Об этом 31 марта 1805 года владыка Евгений писал Македонцу. "Важнейшее мое занятие в Петербурге было планы о реформе и новых штатах всех духовных училищ. Проект мой читан Государю и отменно уважен". В частности, "уважение" состояло в том, что епископ Евгений был четырежды во дворце, был представлен Высочайшему семейству и награжден орденом Анны I-го класса.

Оба документа были переданы Синоду и были им разосланы для обсуждения. Ответы и соображения по поводу проекта Евгения находятся в указанной рукописной книге[9]. Некоторые письма напечатаны в статье Полетаева[10]. В самом Синоде было обсуждение, о котором владыка Евгений пишет в письме Македонцу: "Теперь он в Синоде, и Синодальные (кроме митрополита) оспаривают один только пункт подчинение Семинарий Академиям. Это не по сердцу епархиальным. Но кто же виноват, если епархиальные не радят о успехах в своих Семинариях и жалованием располагают по самопроизволу, а о достоинстве определяемых ими учителей многие и понятия не имеют".

Известен отзыв на проект Евгения со стороны Московского митрополита Платона. 26 марта 1805 года он писал митрополиту Амвросию: "Новое об училищах учреждение я читал. История о духовных училищах выведена изрядно. И сие самое доказывает, что учреждение доселе похвально и порядок учения производим был основательно, когда столько пользы не только духовенству, но и светским училищам доставлено. Дай Бог, чтобы столько от светских училищ, по новому просвещению, происходить могло. А потому я остаюсь при том мнении, которое я прежде вашему преосвященству сообщил."[11]

Далее в этом письме Платон предупреждает о нехватке образованных учителей и о нежелании выпускников духовных школ служить в сельских приходах. Митрополит Платон написал несколько писем митрополиту Амвросию. В целом Платон был недоволен этой реформой. Может быть, на его мнение оказала влияние та оскомина, которую он получил от трех неудавшихся проектов времен Екатерины Великой, в которых он принимал активнейшее участие. Теперь владыка Платон считал, что "Что за нужда нам соображаться светским?  Пусть они от нас учатся"[12]. Другие архиереи положительно отнеслись к проекту.

О проекте Евгения (Болховитинова) писали многие историки последующих времен. Отец Георгий Флоровский в своей книге "Путь Русского богословия" невысоко оценил проект, как, впрочем, он невысоко ценил и самого митрополита Евгения, к которому относился очень пристрастно. Другие, например Н.И. Полетаев и Смолич И.К.[13], наоборот, очень положительно отнеслись к этому проекту и указывали, что Евгений настоящий инициатор этой реформы.

Крупным недостатком проекта Евгения было отсутствие каких-либо указаний о материальной базе этой реформы. Впрочем, такого вопроса Синод и митрополит Амвросий перед Евгением не ставили. Евгений рассчитал, сколько нужно денег на Академии и семинарии, и рассчитал довольно скромно, митрополит Амвросий предполагал сумму порядка полутора миллионов рублей. Синодом вопрос о материальном обеспечении реформы был поручен Могилевскому архиерею Анастасию Братановскому, который внес очень ценное предложение, вспомнив всеми забытый указ Петра Великого о том, что только Церковь имеет право изготовлять и продавать свечи, которые употребляются в церквях. Доход от продажи свечей предлагалось направлять в Опекунский совет  под проценты, а из этих процентов обеспечить реформированные духовные школы[14].

В конце 1806 года появился некоторый новый проект, который назывался "План", и о котором нет официальных данных кто его автор. Есть предположение, высказанное различными историками, что его автором являлся статс-секретарь Михаил Михайлович Сперанский. В Петербургском филиале архива РАН в фонде Дубровина существует дело № 197[15], которое содержит несколько документов, в частности записки от Сперанского к Голицыну, "Введение к плану о преобразовании духовных училищ", также принадлежащее Сперанскому, и ответ Сперанского на замечания по проекту реформы. Е.Ю. Кондаков в своей диссертации[16] утверждает, что эти документы означают, что весь проект реформы принадлежит перу Сперанского. Среди бумаг Сперанского в РГИА есть, присланная митрополитом Амвросием, "Историческая записка" епископа Евгения[17]. Е.Ю. Кондаков считает, что это полный текст проекта епископа Евгения. Нет сомнения в том, что Сперанский во время работы над проектом имел сведения о работе владыки Евгения.

В ноябре 1807 года Александр I дал указ о создании "Комитета по усовершению духовных училищ". В этот комитет вошли: митрополит Амвросий, архиепископ Феофилакт (Русанов), духовник царя протопресвитер Сергей Федорович Краснопевков, обер-священник Иван Семенович Державин. обер-прокурор Св. Синода князь Александр Николаевич Голицын и статс-секретарь Михаил Михайлович Сперанский. Заседания комитета происходили в покоях митрополита Амвросия в Александро-Невской Лавре[18] и под его председательством. Комитет работал 7 месяцев, с 28 ноября 1807г. по 26 июня 1808г. Всего было девять заседаний. На первом заседании обер-прокурор огласил указ императора о создании комитета, и о том, какими задачами он должен заниматься[19].

Крупных задач было две: 1) создать положение о реформе духовного образования и 2) положение о переводе белого духовенства на твердые оклады, которое платило бы государство, с тем чтобы вывести белое, в первую очередь сельское духовенство, из зависимости от приходов и местных помещиков. Замечу сразу, что если первая часть реформы была проведена в жизнь, то вторая, по различным причинам, так никогда и не была реализована.

Комитет обсуждал проект, итоги обсуждения на заседаниях комитета заносились в журналы работы комитета. Обычный результат работы заседания был такой: "заслушана такая-то часть проекта, в целом часть одобрена, однако, по отдельным статьям указывались замечания. Замечания эти нигде не носили принципиального характера, и касались, в основном, редакторской правки. Например, "в каждой епархии должно быть епархиальное училище", в новой редакции добавлены слова – "или семинария".

На втором, третьем и четвертом заседаниях комитет обсуждал части проекта, касающиеся духовных училищ. На последующих заседаниях обсуждалась часть, касающаяся материального обеспечения белого духовенства, на последнем заседании обсуждался "Доклад Комитета о усовершении духовных училищ", который должен был сопровождать текст "Начертание духовных училищ…". Есть сведения, что текст этого доклада написал М.М. Сперанский.

"Доклад" и "Начертание" были представлены императору, им одобрены и утверждены[20]. Членам комитета в указе была выражена благодарность, митрополит Амвросий был пожалован орденом Владимира I степени, а М.М. Сперанский – орденом Владимира 2-й степени. Тексты "Доклада" и "Начертания" были напечатаны малым тиражом[21], но затем переизданы[22].

Если рассмотреть этот текст совместно с постатейными замечаниями, отображенными в журнале Комитета, то мы имеем точное представление о том, что представлял собой проект, который обсуждался комитетом, но об его авторе у нас имеются только предположения.

В императорском указе было сказано, что Комитет, выполнивший свою задачу, распускается, а все члены Комитета входят в состав новой, постоянно действующей Комиссии духовных училищ, на которую возложена реализация этой реформы. Комиссия духовных училищ решила, что реформа должна быть реализована сначала в Санкт-Петербургском округе. И только убедившись, что все нормально работает, Комиссия этот опыт будет тиражировать на другие округа.

Первым делом Комиссия должна была составить уставы академий, семинарий, уездных и приходских духовных училищ[23]. Михаил Михайлович Сперанский разработал первую часть устава академий, которая касалась учебного процесса, после чего, вышел из комиссии, т.к. 8 августа 1808 года император назначил его членом Комиссии составления законов. Доработать уставы было поручено архиепископу Феофилакту Русанову.

По новому уставу была реорганизована Петербургская Академия. В 1814 году произошел первый выпуск преобразованной Петербургской Академии. Ректор академии архимандрит Филарет был введен в состав Комиссии духовных училищ и там занимался переработкой уставов академий и семинарий, которые раньше были разработаны М.М. Сперанским и архиепископом Феофилактом (Русановым).

Чтобы еще как-то оценить ход подготовки этой реформы надо напомнить об одной фразе из письма митрополита Амвросия епископу Евгению. По окончании работы комитета Амвросий послал Евгению результирующе положение о реформе и в письме написал: "План рассмотрев, думаю, усмотрите, что в нем много нашего".

Это означает признание митрополитом Амвросием того, что хотя окончательный проект не принадлежал Евгению Болховитинову, но "Начертание" вошли основные предложения владыки Евгения и, что митрополит Амвросий является соавтором идей первоначального проекта Евгения Болховитинова.

В целом же реформа 1808-1814 годов положительно оценивалась, как современниками, так и историками последующих поколений вплоть до нашего времени.



[1] Малкин С.А. Попытка преобразования московской академии при императрице Екатерине II // Кадашевские чтения. Вып X. – М. 2012, с. 180-186

[2] Об учреждении Духовных Академий в Санкт-Петербурге и Казани // Полное собрание законов Российской империи. Т. XXIV. № 18273. – СПб, 1830. – С. 821-823.

[3] О порядке учения в Духовных Академиях и Семинариях // Полное собрание законов Российской империи. Т. XXV. № 18726. – СПб, 1830 – С. 426-431

[4] Копия указа Синода в содержатся рукописной книге "Материалов для истории духовных школ", которая хранится в Ин-те рукописей Национальной б-ки Украины им. Вернадского в Киеве, ИР НБУВ Ф 312, дело 461П/175С, лл. 76-76об.

[5] Учебные планы и штатные расписания см. ИР НБУВ Ф 312, дело 461П/175С

[6] ИР НБУВ Ф 312, дело 461П/175С. лл. 1-16

[7] Русский архив. 1870, №№ 1–6, с. 841

[8] Всеобщее хронологическое обозрение начала и распространения духовных российских училищ, с показанием всех бывших о них учреждений и указов // История Российской  иерархии, собранная Новгородской семинарии префектом, философии учителем, соборным иеромонахом Амвросием, часть I. – М., 1807. с. 401-643

[9] ИР НБУВ Ф 312, дело 461П/175С

[10] Полетаев Н.И. К истории духовно-учебной реформы 1808-1814 гг. // Странник, 1889, №9, с. 54-77

[11] Письма Платона, митрополита Московского, к преосвященным Амвросию и Августину // Православное обозрение. 1869, №№ 5, 6, 8, 10, 1.–1С. 81

[12] Письма Платона, митрополита Московского, к преосвященным Амвросию и Августину // Православное обозрение. 1869. С. 83. Письмо от 18 апреля 1805 г.

[13] Смолич И.К. История Русской Церкви: 1700–1917: В 2 ч. Ч. 1. – М., 1996.

[14] Никакого документа Анастасий (Братановский) не написал, т.к. заболел и скончался 9 декабря 1806 года.

[15] Записки М.М.Сперанского// С.-Петербургский филиал архива Российской Академии Наук, ф. 100 (Н.Ф. Дубровин), д. 197/6, л. 5, 24.

[16] Кондаков Е.Ю. «Государственная власть и эволюция высшего управления Русской православной церкви в первой половине XIX века». Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. СПб, 2003

[17] РГИА. Фонд 1251, опись 2, дело 48, без даты.

[18] 3 декабря 1907г. о начале работы комитета митрополит. Амвросий писал в письме к епископу Евгению. ИР НБУВ, Фонд 312 (Соф), дело № 464П-606С, л. 95.

[19] РГИА. Ф. 802. Оп. 17. Д. 1, Журнал комитета о усовершении духовных училищ.

[20] О усовершении Духовных Училищ; о начертании правил для образования сих Училищ и составлении капитала на содержание Духовенства. Именной указ императора Александра I от 26 июня 1808 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Т. XXX. № 23122. – СПб., 1830. – С. 368-395.

[21] Доклад Комитета о усовершении духовных училищ, и Начертание духовных училищ о образовании сих училищ и содержании духовенства, при церквах служащего. СПб. 1808

[22] Опись документов и дел, хранящаяся в архиве Святейшего правительствующего синода. Дела комиссии духовных училищ. СПб. 1910, сс. 1-47

[23] Устав православных духовных училищ, Высочайше утвержденный 30 августа 1814 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое. Т. XXXII. № 25673. – СПб., 1830. – С. 910-954.

Comments