Статьи‎ > ‎

Деятельность архиепископа Амвросия Подобедова в царствование императора Павла I (1796 – 1801гг.)

Цель доклада – проследить деятельность владыки Амвросия, приведшую его на вершину церковной карьеры, к сану митрополита Санкт-Петербургского и Новгородского и Первенствующего члена Святейшего Синода.

Еще до восшествия на престол Павла I, архиепископ Амвросий (Подобедов) был в самых сердечных отношениях с наследником, с которым познакомился в Москве, когда в 1785 году Амвросий произносил проповедь в честь дня рождения Натальи Алексеевны, первой супруги Павла. Будучи в Казани, Амвросий состоял в переписке с Павлом и его второй супругой Марией Федоровной. Вызванный в 1795 году в Санкт-Петербург в качестве временного члена Святейшего Синода, архиепископ сумел поставить себя вне придворных интриг и сохранить добрые отношения с Павлом Петровичем.

Императрица Екатерина II скончалась поздним вечером 6 ноября 1796 года. Этой же ночью в дворцовой церкви были собраны императорская семья, двор, высшие сановники и члены синода для принесения присяги новому императору Павлу I[1]

Первая панихида по императрице Екатерине была отслужена митрополитом Гавриилом в сослужении членов Синода во дворце у тела императрицы сразу после присяги новому императору[2].

Павел Петрович решил торжественно перезахоронить своего отца Петра III[3]. Гроб с телом Петра III был извлечен из склепа в Александро-Невской лавре и переложен в новый роскошно украшенный гроб. 25 ноября было произведено символическое коронование Петра III, на его гроб торжественно возложили корону. 2 декабря гроб с телом Петра III был в торжественной траурной процессии перевезен из Александро-Невской лавры в Зимний дворец и поставлен рядом с гробом Екатерины II. В этой процессии император, императрица и великие князья в траурных одеждах следовали за гробом. Перед катафалком шел один из убийц Петра III – Алексей Орлов, который нес на подушке императорскую корону. Это единственная месть, которую позволил себе Павел I, по отношению к убийцам отца. И в Александро-Невской лавре и в Зимнем дворце митрополитом Гавриилом и архиепископом Амвросием служились панихиды по Петру III и Екатерине II. 5 декабря в торжественной траурной процессии гробы Екатерины II и Петра III были перевезены в собор Петропавловской крепости. По окончании панихиды жители Санкт-Петербурга могли попрощаться с покойными. Это прощание происходило до 18 декабря. Каждый день в Петропавловском соборе поочередно митрополит Гавриил и архиепископ Амвросий служили панихиды. 18 декабря под гром орудийных залпов гробы Екатерины II и Петра III были опущены в могилы императорской усыпальницы.

Преосвященный Амвросий приготовил похвальное надгробное слово императрице Екатерине II, но, по неизвестной причине, слово это не было произнесено, однако было напечатано[4].

В связи с восшествием на престол император пожаловал много наград. Впервые государственные ордена давались священнослужителям. Награды получили члены Святейшего Синода – митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Гавриил (Петров) и митрополит Московский Платон (Левшин) были пожалованы в кавалеры ордена Андрея Первозванного, а Казанский архиепископ Амвросий (Подобедов) и Псковский архиепископ Иннокентий (Нечаев) – в кавалеры ордена Александра Невского.

Митрополиты Гавриил и Платон протестовали против награждения, а архиепископ Амвросий согласился. Сохранилось описание разговора состоявшегося у Амвросия с Павлом I: «Сей государь при возложении на него сего ордена изволил говорить тако: «Угодно ли вам сие украшение во славу веры и святой церкви»? На сие ответствовал преосвященный Амвросий сими словами: «Сердце царево в руце Бога»»[5]

10 марта 1797 года император, сопровождаемый императорским семейством, двором, правительством, сенатом и синодом, отправился в Москву на коронацию.

15 марта Павел I с семьей был тожественно встречен в подмосковном Петровском Путевом дворце, где ему говорили приветственные речи митрополиты Гавриил и Платон. В Вербное воскресенье 29 марта Павел I посещал кремлевские соборы, где на паперти Благовещенского собора императора встречал архиепископ Амвросий.

Коронация производилась в день Пасхи 5 апреля 1797 года в Успенском соборе Московского кремля. В богослужении участвовали члены Св. Синода митрополиты Новгородский Гавриил и Московский Платон, архиепископы Казанский Амвросий и Псковский Иннокентий, многие архимандриты и священники. Гавриил помазывал императора св. миром, а Платон оттирал помазание. Участвовавшие в коронации архиереи получили памятные золотые медали. Коронационные празднества продолжались в Москве до конца апреля.

Во время коронационных торжеств архиепископ Амвросий узнал о желании императора посетить г. Казань. 19 апреля владыка Амвросий испросил императорского соизволения на поездку в Казань для подготовки встречи императора.

Однако поездка Павла I по России в 1797 году ограничилась северо-западными губерниями, а Казань император не посетил.

30 августа 1797 г. в Казани случился ужасный пожар. Во время пожара пострадало здание семинарии. Амвросий, испросив у Синода пять тысяч рублей, быстро произвел ремонт семинарии.

18 Декабря 1797 г. именным указом Павел I вызвал Амвросия в Санкт-Петербург: «Преосвященный архиепископ Казанский! Находя прибытие ваше сюда нужным, Я желаю, чтоб ваше преосвященство оным поспешили».

По дороге в Санкт-Петербург Амвросий заезжал в Москву. 8 января архимандрит Симонова монастыря Иоанн (Терликов) писал к епископу Тверскому Арсению (Верещагину): «Сего числа поутру приехал сюда преосвященный Казанский Амвросий, и остановился в Петровском монастыре. Мы все здешние монастырские настоятели были у него, и приняты были им очень ласково. Сидели у него часа два. Отселе отправятся он нынешнею ночью в Санкт-Петербург. Я слышал, что ему писал Император о были в Петербурге»[6].

Еще в 1796 году императрица Екатерина II повелела архиепископу Амвросию принять старообрядческий монастырь в «ведомство Казанской епархии»[7].

12 марта 1798 года Павел I издал указ, разрешающий строительство старообрядческих храмов во всех епархиях российского государства.

3 июня 1798 года Павел I поручил владыке Амвросию установить правила для единоверческой старообрядческой церкви. Амвросий потребовал от старообрядцев, чтобы на Великом входе во время литургии поминались: император, августейшая семья, святейший синод и правящий архиерей. Старообрядцы против этого возражали.

12 июля 1799 года Д.Н. Неплюев, статс-секретарь императора Павла I, уведомил владыку Амвросия от имени императора, что непременным условием старообрядческих единоверческих богослужений является «возношение имени Его Императорского Величества и всего августейшего дома при богослужении»[8]. Молитва же за Синод и правящего архиерея не обязательна для старообрядцев. Так как старообрядцы и с этим решением не согласились, то Павел I повелел Амвросию: «К сему прибавлю, что есть ли речь о поминании меня и Фамилии по древним обыкновениям, то на сие я соизволяю; а естьли же совсем не хотят поминать или с какою-нибудь выдумкой, то прекратите всякое сношение, оставя все по-прежнему. Павел»[9]

20-го августа 1799 года император писал из Гатчины: «Преосвященный Амвросий архиепископ Казанский и Свияжский. Присланные от вас сведения касательно старообрядцев я получил и принял их за известие. Вследствие чего имеете вы оставить их в прежнем их положении. Пребываю к вам благосклонный Павел»[10].

Установить правила, на основе которых могла существовать единоверческая церковь, удалось митрополиту Платону (Левшину). Правила были утверждены императорским указом 27 октября 1800 года.

В царствование императора Павла в России прошла военная реформа: вся Россия была поделена на военные инспекции, изменилась военная форма и уставы. В 1797 году шесть полевых батальонов оренбургской военной инспекции переформированы были в три полка, получившие в феврале 1798 года предписание идти на смотр в Казань[11].

10 февраля 1798 году владыка Амвросий был отпущен из Санкт-Петербурга в Казань, чтобы подготовиться к встрече императора.

В мае 1798 года для высочайшего смотра этих вновь сформированных пехотных частей император Павел I в сопровождении великих князей Александра и Константина и свиты направился в Казань.

25 мая они прибыли в Свияжск и на катере отправились в Казань. Павел I обратил внимание на красивый вид, открывающийся с Волги на Макарьевскую пустынь[12]. Владыка Амвросий объяснил, что этот монастырь закрыт при введении штатов в 1764 году. В тот же день император подписал указ об открытии Макарьевской пустыни, монастырю были возвращены и некоторые угодья[13].

На берегу в Казани императора, великих князей и свиту встречали военный губернатор генерал-лейтенант Б.П. де-Ласси[14] и комендант Казани генерал-майор П.П. Пущин с другими офицерами. Здесь же находились представители казанского дворянства, чиновничества и множество горожан. В карете император с великими князьями проследовал до кафедрального Благовещенского собора в Казанском кремле.

В кремле августейшие гости были встречены знатнейшими представителями местного мусульманства, с чалмами на головах, и офицерами артиллерийского корпуса. Архиепископ Амвросий, с высшим духовенством и представителями гражданской власти и дворянства во главе с гражданским губернатором Д. С. Казинским, встречал гостей на соборной паперти.

Приложившись к кресту и приняв благословление святыми иконами, Павел I с великими князьями проследовали в собор и поклонились местным иконам и мощам св. Гурия чудотворца.

Следующие дни – с 25 до 28 мая – император занимался инспекторским смотром полков Оренбургской инспекции и наблюдал за военными упражнениями, принимал посетителей и встречался с местным дворянством.

29 мая утверждены были штаты гимназии и подписаны императором многие указы, дававшие различного рода милости казанцам, «что всех тамошних жителей побудило к несказанным восторгам и благодарности».

30 мая, последний день пребывания Павла I в Казани, посвящено было религиозному торжеству: закладке обширного собора в Казанском Богородицком монастыре, на сооружение которого государем императором пожаловано было 25 тыс. рублей[15].

В 7 часов утра, в сопровождении великих князей и свиты, Павел I отправился в Богородицкий монастырь, где слушал раннюю обедню, отслуженную архиепископом Амвросием. По окончании обедни, Высочайшие гости прикладывались к чудотворной иконе Казанской Божией Матери. Затем последовало торжество закладки собора. Императором был положен первый камень в основание будущего храма[16]. По окончании торжества, Император посетил игуменью монастыря Софью (Болховскую) в ее келье, от которой принял благословение богато вышитой жемчугом иконой. Перед отбытием императора из Казани, владыка Амвросий произнес благодарственную речь. Прямо из монастыря, сопровождаемые архиепископом Амвросием, казанскими дворянами и чиновниками, высокие гости отправились в экипажах к берегу реки Волги, которую переехали в шлюпке, и, в заранее переправленных придворных экипажах, пустились в обратный путь.

Уроженец Казани Г.Р. Державин в стихотворении «Арфа» вспоминает о визите императора в Казань:

«Звучи, о, арфа! ты всё о Казани мне!

Звучи, как Павел в ней явился благодатен!

Мила нам добра весть о нашей стороне:

Отечества и дым нам сладок и приятен».

Десятилетними трудами архиепископа Амвросия Казанская семинария превратилась в одну из лучших семинарий России. Семинария в Александро-Невском монастыре была преобразована в Главную семинарию, куда посылали учиться лучших воспитанников из епархиальных семинарий России. 18 декабря 1797 году именным императорским указом Санкт-Петербургская Главная и Казанская семинарии были преобразованы в Духовные академии. В этом указе не уточнялось, чему и кого должны учить эти академии.

25 января 1798 года синодальным членам и прочим архиереям был дан указ прислать в Св. Синод сведения о состоянии училищных зданий и порядке учения в духовных учебных заведениях с прибавлением мнений о том, что нужно усовершенствовать.

Архиепископ Амвросий предложил для Казанской академии:

Завести обучение древнееврейскому языку,

Современным языкам – немецкому и французскому, с разделением на высший и низший классы,

Со временем обучать татарскому языку[17],

Обучать студентов юриспруденции, а учеников низших классов обучать искусству рисования,

Пиитический и риторический классы объединить в один класс, в котором обучать риторике и поэзии,

Учредить новый класс высшего красноречия, в котором преподавать правила для составления речей и проповедей,

В философском классе добавить изучение священной истории, а в богословском классе обучать пасхалии.

В Св. Синоде был подготовлена таблица расстояний от епархиальных семинарий до духовных академий. Исходя из этой таблицы, все семинарии были разделены на четыре округа по близости к соответствующим духовным академиям[18].

31 октября 1798 году Св. Синод издал указ, который регламентировал программы обучения в Духовных академиях и семинариях.

Лучшие выпускники Духовных семинарий должны были для усовершенствования в науках поступать в Духовные академии своих округов, а так же в Троицкую лаврскую семинарию, т.к. в ней преподаются те же науки и тем же порядком, что и в академиях.

В академиях, кроме предметов, которые преподаются во всех семинариях, должны преподаваться особые предметы – полные системы философии и богословия на латинском языке, высшее красноречие, физика и языки: древнееврейский, древнегреческий, немецкий и французский.

В философском классе должны изучаться в течение двух лет такие предметы как история философии, логика, метафизика, нравственная философия, натуральная история и физика.

В богословском классе должны в течение трех лет изучаться такие предметы как догматическое и нравственное богословие, герменевтика, краткая история церкви и пасхалия. Кроме того необходимо: читать Священное писание, с объяснением труднейших мест, книги «Кормчую» и «О должностях приходского священника», толковать публично по воскресным дням перед литургией апостольские послания. В классе философии студенты должны упражняться в составлении диссертаций, а в богословском классе в составлении проповедей.

В классе высшего красноречия, который должны посещать в особые часы студенты философии и богословия, учитель должен читать речи лучших латинских и русских авторов, разбирать логику, риторику и сочинять имитации этих речей, произносить речи публично. Обучатся тонкостям перевода с латинского языка на русский. Св. Синод принял большинство предложений владыки Амвросия.

 

В 1798 году Мальтийский орден был вынужден покинуть остров Мальту в связи с тем, что армия революционной Франции под командованием генерала Наполеона Бонапарта оккупировала остров. Император Павел I пригласил Мальтийский орден в Санкт-Петербург. 16 декабря 1798 г. был опубликован манифест «О восприятии Его Императорским Величеством звания Великого магистра Ордена святого Иоанна Иерусалимского». Императором было организовано два Великих приорства, одно для российских католиков, а другое для православных.

Указом от 20 декабря 1798 года архиепископ Амвросий был пожалован Большим Крестом первого класса и командорством ордена Иоанна Иерусалимского, дающим четыре тысячи рублей годового дохода[19]. Указом от 3 апреля 1799 года император назначил преосвященного Амвросия «призрителем бедных»[20]. Как кавалер Большого Креста, владыка Амвросий носил большой белый крест из полотна, нашитый на левой стороне мантии[21]. 28 июня 1800 года архимандрит Евгений (Болховитинов) в письме к приятелю описывал церемонию Мальтийского ордена: «24 июня здесь в капитуле ордена св. Иоанна Иерусалимского был праздник. Наш владыка, яко кавалер-командор, служил там в капитульской церкви при собрании кавалеров»[22].

В 1797 г. обер-прокурором Св. Синода был назначен кн. В. А. Хованский, который возродил жесткую политику противостояния с членами Св. Синода, характерную для некоторых предшествующих обер-прокуроров. Новый обер-прокурор приказал обер-секретарю делать ему письменный доклад после каждого заседания Синода о делах и решениях по ним, о присутствовавших членах Синода, с отметкой времени прихода и ухода каждого члена Синода. Когда же обер-прокурор Хованский опротестовал распределение некоторых остаточных сумм между синодскими и епархиальными архиереями, то архиепископ Амвросий передал императору Павлу жалобу членов Синода на обер-прокурора. Император не только послал в отставку кн. Хованского, но и сослал его в Симбирск. Павел I даже предоставил Св. Синоду право избрать кандидата на должность обер-прокурора и представить на утверждение. Выбранный Св. Синодом граф Дмитрий Иванович Хвостов был обер-прокурором с 10 июня 1799 по 31 декабря 1802 года, к архиереям относился почтительно и с Синодом не конфликтовал.

20 февраля 1799 года обручение великой княжны Александры Павловны с эрцгерцогом австрийским Иосифом, за отсутствием митрополита Гавриила, находившегося в Великом Новгороде, отправлял преосвященный Амвросий, за что был пожалован орденом Св. Андрея Первозванного, к которому присоединен был и орден Св. Анны первой степени.

 

Еще в 1796 году митрополит Гавриил писал архиепископу Амвросию: «Слишком тридцать лет был в Петербурге, пора искать поприватнее места; кажется, служил довольно. Что делать, когда силы не соответствуют должности?»[23].

В начале 1798 года митрополит Гавриил просил императора Павла уволить его от управления Санкт-Петербургской епархией и дозволить удалиться в Новгород. В ответ император отправил митрополита Гавриила в Новгородскую епархию для поправки здоровья, написав: «Преосвященный Митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил! Будучи всегда отменно доволен службою вашею и личным вашим здесь пребыванием, Я не иначе, как с сожалением получил прошение Ваше об увольнении вас от Санкт-Петербургской Епархии и об отпуске для поправления здоровья Вашего в Новгород. Желая искренно, чтобы вы воспользовались надолго совершенным здоровьем, желаю в то же время, чтобы вы продолжили и пребывание ваше с Нами и управление обоих Епархиях по прежнему, и в надежде, что вы не откажете Мне сего удовольствия, пребываю навсегда вам благосклонный. Павел. В Санкт-Петербурге. Февраля 10 дня, 1798 года»[24].

В 1799 году митрополит Гавриил неоднократно жалуется на свое здоровье. В письме от 13-го января 1799 он пишет: «Слабость ног моих подвигается на весь мой состав»[25], а 30 января того же года: «Приехав в Новгород, я чувствовал болезнь в бедрах, и трясение в коленах казалось легче, но начали ныть икры, боль томная. В левой ноге перестала, но в правой усилилась, и сделалась рожа. Теперь стараюсь лечить по советам господина доктора. Я из кельи не выхожу»[26]. 10 февраля сообщает о некотором улучшении: «Моя нога совсем свободилась от рожи, но осталась на ней часть опухоли. Временем ломит. Не могу твердо ступать. Ожидаю совершенного исцеления»[27]. 27 февраля митрополит писал: «И я также из кельи не выхожу. Болезнь моя так возсвирепела, что я опасался дурных следствий. Правою ногою не мог приступать без чувствия сильной боли»[28]. К празднику Троицы митрополит Гавриил вернулся в Санкт-Петербург.

После совершения бракосочетаний в Гатчине в октябре 1799 года дочерей императора Павла, 12 – Елены Павловны и 19 – Александры Павловны, митрополит Гавриил направил императору письмо с просьбой об увольнении от Санкт-Петербургской епархии.

19 октября 1799 года император повелел разделить епархии Новгородскую и Санкт-Петербургскую, назначил Амвросия архиепископом Санкт-Петербургским, а Гавриила назначил митрополитом Новгородским и Олонецким с пребыванием в Великом Новгороде.

Письмо митрополита Гавриила к императору не сохранилось, но сохранился ответ Павла I: «Преосвященный Гавриил, Митрополит Новгородский и Олонецкий! Письмо ваше Я получил и соизволяя на отъезд ваш в Новгород, желаю, дабы силы ваши пришли в лучшее состояние, и уверяя вас о всегдашнем Моем к вам благоволении, пребываю вам благосклонный. Павел. Г. Гатчина. Октября 26 для. 1799 года»[29].

Это милостивое письмо Павла I означает, что митрополит Гавриил не подвергся опале, а был отправлен в Новгород по собственному желанию, выраженному в недошедшем до нас письме.

12 апреля 1800 года митрополит Гавриил писал архиепископу Амвросию: «Что надлежит до ваших желаний о главной духовной особе, cиe мне предлагаемо было; но я cиe почитал и почитаю вредным для церкви и советую сии мысли оставить»[30]. Эта фраза может быть понята только как то, что до 1799 года Павел I предложил митрополиту Гавриилу, что возведет его в сан патриарха, а после того как тот отказался, сделал такое же предложение архиепископу Амвросию. Очевидно, что в не дошедшем до нас письме Амвросий спрашивал совета у митрополита Гавриила.

Многие письма митрополита Гавриила из Новгорода к владыке Амвросию посвящены финансовым претензиям, предъявляемым к Гавриилу при сдаче дел по Александро-Невской лавре. До нас дошли только письма Гавриила, из которых трудно составить правильную и полную картину. Так, например, Гавриил писал Амвросию: «Изволите писать фабулу, будто вам грозят. Кому и в чем вам грозить? Я за себя Бога свидетелем представляю, что не корыстовался ничем, а что много моего за Лаврой осталось, я того не взыскиваю ничего»[31]. Не ясно, что мешало архиепископу Амвросию дать распоряжение секретарям и эконому не докучать Гавриилу несправедливыми требованиями.

19 декабря 1800 года митрополит Гавриил по своему прошению был уволен на покой с проживанием в Новгородском архиерейском доме. Высочайший указ гласил: «Соединяя, как прежде было, епархию Новгородскую и епархию С.-Петербургскую, повелеваем сию первую равномерно ведать архиепископу С.-Петербургскому Амвросию».

1 января 1800 года император Павел I издал указ о составлении «Общего Дворянских родов Гербовника»[32]. В том же году Санкт-Петербургский архиепископ Амвросий Подобедов и его брат товарищ министра Сергей Иванович Подобедов, оплатив по 30 рублей пошлины, получили заверенные копии высочайше утвержденного герба рода Подобедовых[33].

Видный член ордена иезуитов патер Гавриил Грубер приобрел большое влияние на императора Павла и соблазнял его проектом объединения католической и православной церквей. Архиепископ Амвросий поручил Евгению (Болховитинову) подготовить "Каноническое исследование о папской власти в христианской церкви"[34], которое подал императору Павлу I, и которое показывало несостоятельность проекта Грубера.

26 февраля 1797 г. состоялась закладка Михайловского замка. Освящение Михайловского замка и замковой церкви было назначено на 8 ноября 1800 г. Торжественное шествие из Зимнего дворца началось около 10 часов утра при громе пушек. Шествие двинулось в замок мимо войск, выстроенных в почетном карауле. В этот день "дворец был открыт для публики, которая могла любоваться роскошью и изяществом убранства вновь созданных чертогов".

За освящение Михайловского замка император пожаловал архиепископу Амвросию бриллиантовые знаки ордена Иоанна Иерусалимского.

10 марта 1801 Павел I прислал Амвросию белый клобук и указ о возведении его в сан митрополита Новгородского:

«Преосвященный митрополит Новгородский и С.-Петербургский Амвросий.

Желая изъявить наше монаршее благоволение к ревностному служению вашему, всемилостивейше пожаловали мы вам белый клобук, который вместе с сим доставляя к вам для возложения на себя и ношения по обычаю, соизволяем, чтобы вы отныне именовались митрополитом. Мы удостоверены впрочем, что в сем подвиге нашем обрящете вы убедительное доказательство того отменного внимания, с каковым пребываем мы вам благосклонны. Павел. В Михайловском замке. Марта 10-го дня 1801 года»[35] .

11 марта Амвросий написал благодарственное письмо за пожалование[36]. А 12 марта 1801 г. было объявлено о скоропостижной смерти императора. Впоследствии стало известно, что заговорщики во главе с любимцем императора генерал-губернатором Санкт-Петербурга фон дер Паленым, Бенигсеном и братьями Зубовыми убили императора Павла I.

Во время краткого царствования императора Павла I владыка Амвросий был обласкан властью, осыпан царскими милостями[37], получил должность первенствующего члена Святейшего Синода и был возведен в сан митрополита.

Московский святитель Филарет (Дроздов) так оценил заслуги владыки Амвросия: «Главная заслуга высокопреосвященного Амвросия в том, что в царствование императора Павла он охранял нашу Церковь от предположенных нововведений»[38]



[1] Камер-фурьерский церемониальный журнал 1796 года – СПб, 1896, с. 746

[2] Там же, с. 748

[3] Бартенев П., О вторичном погребении императора Петра III // Русский архив. М. 1871, с. 2066-2073

[4] Слово в день погребения государыни императрицы Екатерины II, и перенесения из Александро-Невского монастыря гроба государя Петра III // Амвросий (Подобедов), Собрание поучительных слов… Ч. 3. М., 1825, с. 384-395

[5] Подобедов С.И. Краткое описание жизни, перемен состояния и дел преосвященнейшего Амвросия // Созижду Церковь Мою, Об одном из уделов святителя Николая в Подмосковье, Сергиев Посад, 2008, с. 205. Сама фраза есть цитата из Книги Притч Соломоновых, гл. 21, стих 1.

[6] Савва, архиепископ Тверской (Тихомиров). Сборник писем духовных лиц XVIII в. к преосвященному Арсению (Верещагину), архиепископу Ростовско-Ярославскому, бывшему епископу Тверскому и Кашинскому. Тверь, 1893, с. 99-100.

[7] Высочайшие рескрипты преосвященному Амвросию (1778-1801)//Русский архив – М. 1892, №4 – С. 493

[8] Там же – С. 494

[9] Там же – С. 495

[10] Там же – С. 495

[11] Поездке императора Павла I в Казань посвящена брошюра профессора Казанского университета Н.П. Загоскина. «Император Павел I в Казани» – Казань. 1803 – С. 63

[12] В 1764 году вышел указ о секуляризации церковных владений. Макарьевская пустынь не вошла ни в число штатных, ни даже заштатных монастырей. Ее приписали Свияжскому Богородице-Успенскому монастырю, священники которого и совершали поочередно богослужение, поскольку в обители святого Макария погребали монашествующих Свияжских монастырей, как мужского, так и женского. Близ пустыни находится кладбище, где хоронят жителей города Свияжск. Начало кладбища относят к XVI веку. Амвросий, архиепископ Казанский и Свияжский, в 1796 году начал просить Святейший Синод внести Макарьевскую пустынь в число семи монастырей Казанской епархии, оставленных на своем содержании. Дело затянулось.

[13] Свияжская подгородная Макарьевская пустынь была сделана самостоятельною, и на ее содержание ассигновано 300 рублей. Обитель получила в надел “100 десятин пахотной, под лесом и луговой земли” //Справочная книга для Казанской епархии 1900 г./ Сост. Г.К. Богословский.- Казань, 1900, с. 533.

[14] Де Ласси Борис (Мориц) Петрович (1737–1820), генерал от инфантерии. В 1797 году назначен Казанским военным губернатором и шефом Казанского гарнизонного полка.

[15] Сооруженный в Казанском Богородицком монастыре при царе Федоре Иоанновиче (1594–1596 гг.) каменный собор во имя иконы Божьей Матери Казанской простоял около двухсот лет и к концу XVIII века пришел в ветхость. В 1796 году храм был разобран.

[16] В 1808 году, уже при казанском преосвященном Павле (Зернове), строительство и роспись храма были закончены. Храм освещен был 30 мая 1808 года.

[17] Татарскому языку в Казанской академии начали обучать только в 1800 году.

[18] РГИА, Ф. 796, оп. 79, 1798 год, дело №35, л. 3-3об.

[19] Сборник Русского исторического общества. Том 9. Мальтийский орден в России. М. 2003, с. 155.

[20] Там же. С. 160.

[21] Там же. С. 208.

[22] Выдержки из дружеских писем Евгения (впоследствии митрополита Киевского) к Воронежскому приятелю его Василию Игнатьевичу Македонцу // Русский Архив 1870 год, выпуск 4, с. 781 - 782

[23] Письма новгородского митрополита Гавриила к архиепископу казанскому Амвросию // Русский архив, № 3, 1895, с. 294

[24] Чтения императорского общества истории и древностей российских, 1860, кн. 3, разд. V , с 146

[25] Письма новгородского митрополита Гавриила к архиепископу казанскому Амвросию // Русский архив, № 3, 1895, с. 295

[26] Там же, с. 295-296

[27] Там же, с. 296

[28] Там же, с. 297

[29] Чтения императорского общества истории и древностей российских, 1860, кн. 3, разд. V , с 146

[30] Письма новгородского митрополита Гавриила к архиепископу казанскому Амвросию // Русский архив, № 3, 1895, с. 300

[31] Там же, с. 306

[32] Указы государя императора Павла Первого, самодержца всероссийского – Москва, 1798

[33] РГАДА, ф. 286, оп. 2, год 1800, д. 74, л. 410-412об. См. так же «Общий гербовник», часть V, с. 57.

[34] Исследование о папской власти в Церкви. Сочин. митрополита Евгения (1800) // Руководство для сельских пастырей: Журнал, издаваемый при Киевской духовной семинарии – Т. 1 – Киев, 1867 – №34 – с. 568–579.

[35] Высочайшие рескрипты преосвященному Амвросию (1778-1801)//Русский архив – М. 1892, №4 – С. 496

[36] РГАДА, Ф. 18. Оп. 1 доп., Дело 333, листы 1, 1об.

[37] Рожинцев А.Ю. О наградах и отличиях, дарованных митрополиту Амвросию (Подобедову) августейшей фамилией дома Романовых // Митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Амвросий (Подобедов). 1742–1718. К 190-летию со дня кончины высокопреосвященного Амвросия. Материалы научной конференции в Великом Новгороде 13 сентября 2008 г. – М., 2010. – С. 100-117/

[38] Бартенев П. Письма новгородского митрополита Гавриила к архиепископу казанскому Амвросию // Русский архив, № 3, 1895, С. 312.

Comments