Статьи‎ > ‎

С.А. Малкин. Взаимоотношения Иерусалимских патриархов с Россией в начале XIX века


В 2011 году планируется окончательная передача Российской стороне Сергиевского подворья в Иерусалиме. Вопросы собственности в Святой Земле – это только одна из сторон многоразличных отношений России и Святой Земли, которые начались в XI-XII веках[1] и не прекращаются до сих пор. Стремление помочь сохранению Святых мест в Иерусалиме веками определяло отношение российских православных христиан к церкви Иерусалимской, как к естественной хранительнице этих святынь. Одной из важных вех в долгой истории взаимоотношений Иерусалимской церкви и России было открытие в Москве Иерусалимского подворья.

Цель доклада – осветить события, приведшие к учреждению при храме апостола Филиппа в Москве подворья Иерусалимского Патриархата. В докладе будет рассказано об отношениях России с Иерусалимским патриархатом в течение первых двух десятилетий XIX века на основе документов, хранящихся в Российском государственном историческом архиве[2] и Архиве внешней политики Российской империи[3].

Вопросам взаимоотношений России и Палестины посвящены статьи Н.Ф. Каптерева[4], переизданные в 2008 году. Священник Александр Попов издал дипломатическую переписку с Россией за первую половину XIX века, посвященную вопросам Святых мест в Иерусалиме[5].

П.В. Безобразов критически рассмотрел работу Н.Ф. Каптерева[6]. События, приведшие к учреждению Иерусалимского подворья в Москве кратко освещены в диссертации архимандрита, в последствии митрополита, Никодима (Ротова)[7]. Истории Иерусалимского патриаршего подворья в Москве посвящен доклад Л.Р. Вайнтрауба на богословской конференции ПСТГУ[8].

Н.Ф. Каптерев, на основании отсутствия соответствующих документов в архивах канцелярии Св. Синода и канцелярии обер-прокурора Св. Синода, сделал неверный вывод о прекращении взаимоотношений Иерусалимского патриархата с Россией с 1782 по 1814 годы.

В РГИА среди документов Санкт-Петербургского митрополита сохранилось дело 1801 года с просьбой Иерусалимского Патриарха Анфима о защите христиан, угнетаемых турками[9]. В АВПРИ отложилось дело 1802 года, содержащее прошение Иерусалимского патриарха Анфима на имя императора Александра I об оказании финансовой помощи для погашения долгов патриархии[10].

В АВПРИ хранится прошение иерусалимского иеромонаха Арсения императору Александру I, в котором отец Арсений сообщает о бедственном положении русских паломников в Палестине и просит организовать для них место обитания в монастыре Св. апостола Иакова[11]. В деле есть также письмо Синодального обер-прокурора князя А.Н. Голицына к Министру иностранных дел барону А.Я. Будбергу с просьбой получить у посланника в Константинополе сведения по этому вопросу. Дело датировано 1807 годом, т.е. идея создания Русской Духовной миссии в Иерусалиме высказывалась иеромонахом Арсением[12] за сорок лет до ее учреждения.

30 сентября 1808 года в Иерусалимском храме Воскресения случился пожар, который очень сильно повредил храм. Получивший известие о разрушительном пожаре, престарелый патриарх Анфим заболел и скончался 10 ноября 1808 года. В тот же день был избран патриарх Поликарп. Новый патриарх энергично взялся за восстановление храма.

В марте 1809г. патриарх Иерусалимский Поликарп получил от султана Махмуда II фирман на реставрацию храма, которую провели за год под руководством Николая Комнина, уроженца г. Митилини, архитектора с большим опытом церковной реставрации и общественного строительства, силами православных строителей Иерусалимского Патриархата[13]. После окончания работ храм был освящен в 1810 году. Однако долги иерусалимского патриарха выросли до 7 млн. пиастров. Сбор финансовой помощи проводился во всех православных поместных церквях. Большинство православных поместных церквей в начале XIX века находилось на территории Османской империи, и были относительно бедными. Российская Православная Церковь была много богаче, и именно к ней с надеждой на помощь обращался Иерусалимский патриарх. Центрами сбора пожертвований были подворья Иерусалимского патриархата.

В начале XIX века подворья Иерусалимского патриарха располагались в Тифлисе в Грузии и в Нежине на Украине. В этих подворьях и начался сбор пожертвований.

Так Иерусалимский архимандрит Венедикт просил в 1811 году об оставлении в пользу монастыря Гроба Господня пошлин с крестьян, за привозимые и отвозимые в Тифлис товары[14].

В 1813 году архимандриты Венедикт и Иоаким возвращаются в Иерусалим, а на их место в Иверию направляется архимандрит Герасим[15] собирать приношения в пользу Гроба Господня.

В 1814 году возникает подворье Иерусалимского патриарха в Таганроге. Надворный советник Варваций, построивший вчерне в Таганроге церковь во имя Св. Троицы, обратился в 1813 году к императору Александру I с прошением за собственный счет устроить при этой церкви монастырь, как подворье Иерусалимского патриарха. Император переслал это прошение в Синод для рассмотрения, а Синод составил доклад, в котором предлагалось: назвать монастырь Иерусалимским Александровским и навсегда подчинить монастырь Иерусалимскому патриархату. Архимандрита и монашествующих должны присылать в монастырь только из Иерусалима, доход монастыря должен состоять из процентов с капитала, составленного Варвацием и использования земли, мельницы и рыбных ловов, также предоставленных Варвацием. Милостыню в Иерусалим монастырь должен отсылать из своих доходов.

На докладе Св. Синода, подписанном митрополитом Новгородским Амвросием, архиепископами Рязанским Феофилактом и Минским Серафимом, духовником протопресвитером Павлом Криницким и обер-священником Иоанном Державиным, император начертал: "Быть по сему. Александр"[16].

9 апреля 1815 года член Св. Синода Кишиневский экзарх митрополит Гавриил получил письмо Иерусалимского патриарха Поликарпа, в котором тот жаловался на притеснения со стороны армян[17] и просил финансовой помощи для погашения долгов, возникших при возобновлении храма Воскресения Христова после пожара 1808 года[18]. Текст письма воспроизведен Н.Ф. Каптеревым[19]. Митрополит Гавриил препроводил это письмо обер-прокурору Св. Синода кн. А.Н. Голицыну 8 июля 1815 года.

Еще до получения письма митрополита Гавриила синодальный обер-прокурор князь А.Н. Голицын 25 июня 1815 года направил посланнику в Константинополе А.Я. Италинскому письмо, в котором просил снабдить его точными сведениями об Иерусалимском храме Гроба Господня. В частности, он спрашивал, правда ли то, что: "Церковь Гроба Господня после пожара возобновлена Армянами, которые и занимают ныне те престолы, на которых Священнодействовало Греческое Духовенство". Далее он спрашивал: "Как прежде совершалось Богослужение в упомянутой церкви? Кто имел право Священнодействовать, и каким образом устроены алтари? по какому случаю произошел пожар? с чьего позволения приступили Армяне к возобновлению Церкви; правда ли, что они занимают теперь алтари и что осталось Духовенству Греческому?"[20]

2 августа 1815г. А.Я. Италинский отвечал, что ему потребуется время на собор све­дений из-за удаленности места и того, что разные исповедания приписывают себе первенство[21].

Получив отношение митрополита Гавриила, сопровождавшее письмо Иерусалимского патриарха Поликарпа, кн. А.Н. Голицын доложил их содержание императору Александру I, который распорядился, чтобы Синод рассмотрел этот вопрос.

По рассмотрении письма патриарха, Св. Синод представил доклад императору, в котором предложил послать Иерусалимскому патриарху 25 тысяч рублей, взяв их из, многие годы невостребованной, Палестинской суммы[22], а также через посланника в Константинополе ходатайствовать перед Портой о восстановлении прежнего порядка богослужений в Святых местах Иерусалима и Вифлеема[23]. Император утвердил доклад Св. Синода. После этого началась переписка между синодальным обер-прокурором, Министерством финансов, Министерством иностранных дел и посольством в Константинополе о пересылке 25 тысяч патриарху Поликарпу[24].

14 марта 1815 года патриарх Поликарп послал письмо архиепископу Михаилу Черниговскому, в котором сообщал, что раннее посланный в Тифлис архимандрит Герасим возвращается в Иерусалим из Нежина. А ему на смену приезжает в Нежин архимандрит Арсений, для которого патриарх просит разрешения собирать милостыню в пользу храма Гроба Господня по всей Черниговской епархии[25].

Архимандрит Арсений не ограничился Черниговской епархией, а прибыл в столицу просить через обер-прокурора Св. Синода, о выдаче ему разрешения собирать по всей России от православных христиан доброхотные подаяния на совершенное возобновление и украшение погоревшего прежде храма Гроба Господня в Иерусалиме.

11 октября 1815 года Синод разрешил собирать таковые подаяния до 1 мая 1816 года в Санкт-Петербурге, а с того времени в течение двух лет по другим городам России. При этом архимандриту Арсению и сопровождавшим его иеромонаху Луке и монаху Дионисию был выдан паспорт для пребывания в России и прошитая запечатанная книга для записи подаяний. Им также указано, что они должны отсылать собранные деньги патриарху через посредство обер-прокурора, и что они имеют право совершать богослужения и требы только с разрешения епархиальных архиереев. О собранных суммах они должны докладывать Черниговскому архиерею, который будет докладывать Синоду. Обер-прокурор должен об этом решении известить патриарха Поликарпа[26].

Архимандрит Арсений не ограничился полученными разрешениями, а направил письма императору Александру I, его супруге императрице Елизавете Алексеевне, его матери императрице Марии Федоровне и великим князьям с просьбой о пожертвовании на Иерусалимский храм и о награждении его Арсения.

Князь А.Н. Голицын извещает архимандрита Арсения, что деньги 10600 руб. пересланы в Константинополь, и что "так как от императорской фамилии уже были получены пособия в пользу Иерусалимской Церкви, то советую впредь удержаться от подачи просительных писем", и возвращает архимандриту его письмо к императрице Елизавете Алексеевне[27].

В письме государю, посланном через князя А.Н. Голицына, архимандрит Арсений просил об устроении подворья Иерусалимского патриархата с церковью в Санкт-Петербурге, Москве или Киеве[28].

Активная деятельность архимандрита Арсения с братией по сбору пожертвований подробно изложена в работе Н.Ф. Каптерева[29]

В 1817 году истек двухлетний срок, и князь А.Н. Голицын напомнил архимандриту Арсению, что он должен возвратиться в Нежин. Архимандрит Арсений обратился 29 февраля 1818 года с просьбой продлить сбор подаяния еще на два года, т.к. он не объездил и одной трети России. Таковое позволение Св. Синод ему дал[30].

В РГИА отложилось письмо от 21 июля 1816 года министра внутренних дел О.П. Козодавлева обер-прокурору Св. Синода кн. А.Н. Голицыну: "Дубосарская пограничная почтовая контора доносит, что 29 мая сего года при принятии Константинопольской почты в Дубосарском карантине приемщиком  ... был раскрыт страховой пакет, следущий из Константинополя в Нежин, на имя купцов Клица и Димитрия Бура, в коем найдены два креста обложенные брилиантами, которые и оставлены в карантине для очищения, а по выдержании термина карантинною конторою препровождены в Дубосарскую таможню для поступления по тарифу;  таможня же дала знать почтовой конторе, что по новоизданному тарифу таковые вещи к привозу в Россию запрещены, и что она предоставила о сем Департаменту внешней торговли и ожидает его решения. После того патриарх Иерусалимский Поликарпий вошел в Дубосарскую почтовую контору с просьбою, что он поручил греку Анастасию Мавромати пакет для отправления российскою почтою в Нежин, на имя помянутых купцов, не объявив, что заключается в этом пакете два Креста Господа нашего Иисуса Христа, обделанные брилиантами, по тому, что цены сей драгоценности не в состоянии был назначить, и что кресты назначены в подарок преосвященному Амвросию, митрополиту Новгородскому и Санкт-Петербургскому; по таковым обстоятельствам и просит освободить те его вещи, так как он не сведущ в российских законах. Препроводив прошение Патриарха Поликарпия по принадлежности на рассмотрение и уважение г. Министра Финансов, я долгом поставил уведомить о том и ваше сиятельство с тем, не угодно ли вам, Милостивый государь мой, употребить своего ходатайства к освобождению вышесказанных крестов, яко назначенных в подарок". Князь А.Н. Голицын послал соответствующее письмо министру финансов, который ответил, что уже велел отправить посылку адресату[31].

Известна судьба одного из этих крестов. Митрополит Амвросий завещал крест храму Св. Николая Чудотворца в Стогове[32] – своей малой родине. Этот крест был вделан в икону Воздвижения Креста. С этой иконой устраивались крестные ходы в окрестные церкви, а в храм поклониться Кресту Господню приходили паломники. После революции крест исчез.

Еще один подобный золотой, украшенный бриллиантами крест, с частицей Животворящего древа Креста Господня был прислан в мае 1816 года обер-прокурору Св. Синода кн. А.Н. Голицыну[33]. Обер-прокурор доложил о подарке Государю, и Александр I послал патриарху Поликарпу украшенную бриллиантами панагию.

Не только архимандрит Арсений был послан в Россию патриархом Поликарпом.

25 января 1816 года обер-прокурор кн. А.Н. Голицын обращается к Синоду с предложением: "Его Императорское Величество высочайше повелеть соизволил прибывшей из Иерусалима монахине Анастасии, о которой представляется при сем копия со свидетельства Патриаршего, выдать от Святейшего Синода книгу, для сбора по всей России подаяния, на сделание в Церковь при Гробе Господнем подсвечников и лампад вместо истребленных во время бывшего там пожара. Я имею честь объявить Высочайшую волю Святейшему Синоду для зависящего распоряжения"[34].

В приложенном свидетельстве значилось, что девица Анна Осиповна дочь Огламбикова пострижена в иноческий образ в мантию митрополитом Мисаилом, епитропом[35] Иерусалимским, на святой Голгофе, с наречением имени Анастасия[36].

Государь из личных средств пожертвовал на утварь для храма Гроба Господня пять тысяч рублей.

Князь А.Н. Голицын просит 6 июня 1816 года статс-секретаря по иностранным делам графа И.А. Каподистрию переслать в Константинополь патриарху Иерусалимскому 9555 руб., 24 червонца и 25 коп. серебром, с уведомлением, что деньги посылает монахиня Анастасия[37]. 27 июля 1816 года поступает подобная просьба о пересылке 1150 руб[38]. В 1817 году кн. А.Н.Голицын просит управляющего Министерством иностранных дел гр. К.В. Нессельроде передать 2000 рублей[39], а затем 3000 рублей[40], собранных Анастасией патриарху Поликарпу.

Между сборщиками милостыни произошел конфликт. Иеромонах Лука с помощью полиции отобрал у монахини Анастасии собранные ею вещи и деньги. Анастасия в письме князю А.Н. Голицыну описывает этот инцидент, а в августе 1817 года выражает желание поселиться в монастыре в Киеве[41]. Уже 29 августа 1817 года митрополит Киевский Серапион известил князя А.Н. Голицына, что монахиня Анастасия определена в Киевский Фроловский монастырь[42].

Общую сумму, собранную архимандритом Арсением с братией, можно узнать из письма министра князя А.Н. Голицына, в котором он извещает архимандрита, что им были посланы Иерусалимскому патриарху:

в декабре 1815 года– 600 руб.

в августе 1816 года – 10 000 руб.

в августе 1817 года – 40 000 руб.

в августе 1818 года – 25 тыс. руб

Итого за 3 года        – 75 600 руб.[43]

По сравнению с размером патриаршего долга в 7 млн. пиастров – это не большая сумма. В царствование Николая I Иерусалимскому патриарху посылались суммы до 500 тыс. рублей5.

Не только посланные патриархом Поликарпом монашествующие собирали средства в пользу храма Гроба Господня. Сохранилось несколько документов о пересылке Иерусалимскому патриарху денег и ценностей от частных лиц.

Так бригадир кн. В.М. Несвицкий завещал пять тысяч рублей, из которых четыре тысячи завещал переслать для Гроба Господня, а одну тысячу для братии при оном на поминовение родителей[44].

Титулярный советник Матвей Дюжиков послал через князя А.Н. Голицына в пользу храма, где Гроб Господень, 2500 рублей, с тем, чтобы навечно были вписаны для поминовения имена его близких[45].

20 марта 1817 года Иерусалимский патриарх выдал расписки на получение им от посланника барона Г.А. Строганова двух серебряных, позолоченных евхаристических наборов, присланных неизвестным лицом, и различных вещей, присланных от бывшей в Иерусалиме г-жи Раевской[46].

8 декабря 1817 года Министр духовных дел и просвещения кн. А.Н. Голицын писал архимандриту Арсению: "Государь Император всемилостивейше указать соизволил: предположенную упразднить за ветхость ... церковь апостола Филиппа, что у Арбатских ворот с принадлежащей ей местом, отдать для подворья Иерусалимского храма, где обретается Гроб Господень, с тем чтобы вы … приняли устроение подворья на собственный счет, не требуя никаких пособий от казны"[47].

19 декабря 1817 года в письме к князю А.Н. Голицыну московский архиепископ Августин сообщал, что об отдаче церкви апостола Филиппа для Иерусалимского подворья он предписал Духовной консистории и рапортовал Святейшему Синоду[48].

История Иерусалимского патриаршего подворья в Москве выходит за рамки доклада. Она изложена в уже упоминавшемся докладе Л.Р. Вайнтрауба8.

В 1819 году Блаженнейший Патриарх Иерусалимский Поликарп прислал в дар Иерусалимскому подворью в Москве кроме других святынь золотой крест, украшенный драгоценными камнями и жемчугом, внутрь которого собственноручно вложил часть Всечестного Древа Животворящего Креста Господня. После революции крест исчез.

Представляет интерес попытка найти хотя бы один из золотых крестов с частицей Животворящего Древа Креста Господня, присланных патриархом Поликарпом в Россию.

Резюмируя сказанное можно утверждать:

1.      Длительного перерыва в отношениях между Иерусалимскими патриархами и Россией не было, перерывы были только на период военных действий между Россией и Турцией.

2.      Сбор средств на покрытие долгов Иерусалимского патриархата, проводился не только одним архимандритом Арсением, но многими лицами, и начался не в 1815, а в 1811г.

3.      Митрополит Амвросий и кн. А.Н. Голицын получили Иерусалимские кресты в награду за разрешение сбора средств на покрытие долгов иерусалимского патриархата.

 

В заключение хочу выразить благодарность неизменно поддерживающему мои исследования Исполняющему обязанности руководителя Росохранкультуры В.В. Петракову и д.ф.н. с.н.с. ИМЛИ им. А. М. Горького РАН Н.В. Котрелеву, подсказав­шему мне обратиться в АВПРИ.



[1] Житие и хождение Даниила Русъскыя земли игумена. Повесть о Евфросинии Полоцкой. // Малето Е.И. Антология хождений русских путешественников XII-XV века– М. 2005 – с. 163-220

[2] РГИА. фонд 796 – канцелярии Св. Синода, фонд 797 – канцелярии обер-прокурора, фонд 815 – канцелярии СПб митрополита.

[3] АВП РИ. фонд 161 – СПб Главный Архив, фонд 180 – Посольство в Константинополе

[4] Каптерев Н.Ф. Сношение Иерусалимских патриархов с русским правительством в текущем столетии (1815-1844)//Православный Палестинский сборник. Т. XV. Вып. 1 – СПб, 1898, переиздано: Собрание сочинений т.2 – М. 2008 – с. 314-359

[5] Popoff A. La question des Lieux Saints de Ierusalem dans la correspondance diplomatique Russe. St. Petersbourg. 1910

[6] Безобразов П.В. О сношениях России с Палестиной в XIX веке//Сообщения Императорского православно­го Палестинского общества – 1911, т. XXII, вып. 1 – с. 20-52

[7] Никодим (Ротов), архим. История Русской Духовной миссии в Иерусалиме – Серпухов, 1997 (диссертация СПбДА 1959г.)

[8] Вайнтрауб Л.Р. История возникновения и деятельность иерусалимского патриаршего подворья в Москве. //XV ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2005

[9] РГИА. Ф. 815, оп. 15, 1801, №92. По письмам патриарха Иерусалимского об оказании защиты христианам, угнетаемым турками.

[10] АВПРИ. Ф. 161 III-23, оп. 109, 1802, №1, л. 2-6. Дело содержит письмо посланника в Константинополе В.С. Томары вице-канцлеру князю А.Б. Куракину (см. л.9), в котором Томара обещает узнать истинные размеры долга патриархии и потребную ей сумму. Выполнить обещание посланник не смог, т.к. был отозван в Петербург. Не ясно была ли оказана финансовая помощь патриарху Анфиму.

[11] АВПРИ. Ф. 161 III-23, оп. 109, 1807, №3, л.2-3. Если идея организации миссии была совершенно правильной, то предложенное решение не реализуемо. Иеромонах Арсений писал императору, что монастырь принадлежал сначала грузинской церкви, затем был безвозмездно передан грекам, а потом отнят у греков армянами и т.к. теперь Грузия входит в состав России, то император может просить «турецкого царя» передать монастырь России. Все это было совершенно невозможно, т.к. собор апостола Иакова находится в центре армянского квартала Иерусалима, и веками являлся кафедральным собором Иерусалимского армянского патриарха, а монастырь его резиденцией. См. так же Православная Энциклопедия, т. 20, статья "Иаковов Святых Армянский Монастырь в Иерусалиме"

[12] В упомянутой диссертации митр. Никодима (Ротова) указывалось, что идея создания подворья в Иерусалиме принадлежит архимандриту Арсению, и высказана им за 30 лет до организации подворья. В конце прошения иеромонаха Арсения императору Александру I есть несколько строк автографа, которые свидетельствуют, что это тот же человек, что и архимандрит Арсений, который приехал в Россию в 1815 году. Для идентификации нужно сравнить строки письма АВПРИ, Ф. 161 III-23, оп. 109, 1807, №3, л. 3 с письмом к обер-прокурору Св. Синода кн. А.Н. Голицыну РГИА, Ф. 797, оп. 2, №5172, л. 17.

[13] Православная энциклопедия. Т. 13. " Гроб Господень".

[14] АВПРИ. Ф 161 III-23, оп. 109, 1811 год, дело №3.

[15] АВПРИ. Ф 161 III-23, оп. 109, 1813год, дело №2, л. 2. По письму Иерусалимского патриарха Поликарпа о признании архимандрита Герасима собирателем приношений в пользу Гроба Господня и о выдаче ему паспорта.

[16] РГИА, ф. 797, оп. 97, №37, 1814, л. 69–74об. См. так же Каптерев Н.Ф., Цит. соч. с. 315.

[17] Подробности межконфессиональных споров см. Рассказ Неофита Кипрского. Материалы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX века // Православный палестинский сборник, Вып. 55. Часть. 1. СПб. 1901 (пер. П. В. Безобразова)

[18] РГИА, ф. 797, оп. 96, №597, 1815

[19] Каптерев Н.Ф. Цит. соч., с. 318.

[20] АВПРИ, Ф. 180, оп. 517/1, №3511, Переписка за 1815-1816 годы – л. 4, 4об.

[21] Там же л. 9, 9об. Содержательный ответ А.Я. Италинского на запрос кн. А.Н. Голицына не найден.

[22] При императрице Анне Иоанновне, в 1735 году, в смете Св. Синода появляются так называемые «палес­тинские штаты», т.е. суммы, каждые пять лет выделяемые Гробу Господню и Иерусалимскому Патриархату.

[23] Каптерев Н.Ф. Цит. соч., с. 320-322.

[24] РГИА, Ф. 797, оп. 2, №5169, 5 августа 1815г. на 74 листах

[25] Там же, л. 15–18об.

[26] Там же, л. 9-12

[27] РГИА, Ф. 797, оп.2, № 5172, л. 35.

[28] Каптерев Н.Ф., Цит. соч. – с. 325.

[29] Каптерев Н.Ф., Цит. соч. – с. 322-330.

[30] РГИА, Ф. 797, оп.2, № 5172, л. 100-104

[31] РГИА, Ф. 797, оп.2, №4790, 1816.

[32] Созижду Церковь Мою – Сергиев Посад, 2007 – с. 235-237

[33] РГИА, Ф. 797, оп. 2, № 4792, 1816

[34] РГИА, Ф. 797, оп. 2, №5172, л. 6.

[35] Патриарший управляющий. Иерусалимский патриарх постоянно пребывал в Константинополе.

[36] РГИА, Ф. 797, оп. 2, №5172, л. 8.

[37] Там же, л. 27.  См. так же АВПРИ, Ф. 161, III-29, оп. 109, 1816, №6 

[38] Там же, л. 29

[39] Там же, л. 44.

[40] Там же, л. 47-48об.

[41] Там же, л. 63

[42]. Там же, л. 67

[43] Там же, л. 124

[44] Там же, л. 123

[45] АВПРИ. Ф. 161 III-23, оп. 109, 1817, №2

[46] АВПРИ. Ф. 180, оп. 517/1, №3515, л. 41-44

[47] РГИА, Ф. 797, оп.2, №7769, 1817г., л.2

[48] Там же, л. 3.

Comments